Главная > Разное > Обеззараживание (рассказ)

Обеззараживание (рассказ)

Вагул умирал. Медленно и неотвратимо умирал. Но всё равно шёл. В висках тяжёлым молотком стучали слова Инструктора: «Всё живое, что вы там увидите, подлежит уничтожению. Любой человек, невзирая на возраст, кошка, собака, вообще любое живое существо, даже растения – всё заражено. Всё должно быть истреблено…»

Художественный рассказ по мотивам популярной игры



Вагул шёл, опираясь на ободранную кирпичную стену, и вспоминал, когда он в последний раз отдыхал и мог позволить себе расслабиться. По всему выходило, что последний раз это было на базе Затоки, где ему посчастливилось провести свой последний отпуск. Ох и давно же это было, будто в другой жизни… Из дыр в бронекостюме сочилась необычайно яркая во тьме кровь. Дисплей шлема давно превратился в никчёмную безделушку – ни тепловизор, ни ночное зрение, ни зум не работали. Он дошёл до двери. Дёрнул ручку. Заперто. Тогда, подняв «Грею», расстрелял замок. Дверь открылась. За ней была лестница на нижний этаж. На площадке стоял чумазый мальчишка лет семи. Вагул снова поднял «Грею». Мальчик остался стоять. «Беги же, беги…» — думал Вагул. Мальчик не убегал. На «Грее» зажегся индикатор автонаведения. Палец Вагула привычно лёг на курок.

— Уходи… — прохрипел он.

— Зачем стрелять? – спросил мальчик.

— Уходи… Уходи!

— Не стреляй, – просил он.

Курок податливо шёл назад. Вагул уже не контролировал себя.

— Беги отсюда! – заревел он.

Было уже поздно. И страшно. Очередь из «Греи» прошила стоявшего перед ним мальчишку насквозь. Дергающееся под пулями тело выплёскивало на стену всё больше и больше крови, кусков мяса. Но эти же пули прошили и Вагула. По-другому. Они выбили из него всё то, присущее людям, что ещё оставалось. Он тяжело облокотился на холодную стену, выпустил из рук «Грею». С глухим металлическим звуком она упала на ступени и скатилась на площадку между этажами.

Вагул, медленно сползая, оседал на пол. Дышать было уже трудно. С каждым выдохом в его рту скапливалась кровь. Возможно, было пробито лёгкое. Диагностика осложнялась нерабочим состоянием встроенного в броню компьютера. Это уже не те флэшевые игры симпсоны, которые он так любил. Снизу послышался топот нескольких закованных в броню ног. К нему поднимались бойцы из его отряда. Взгляд Вагула упал на застывшие в мольбе глаза убитого им мальчика. Глухо рыча от переполнявшей его ненависти, он достал последнюю гранату. Выдернув чеку, бросил её в пролёт между этажами.

Через пару секунд раздавшийся взрыв уничтожил поднимавшихся по лестнице. Почти всех. Минуту спустя, хромая, на этаж, где лежал Вагул, поднялся человек в броне. Подошёл вплотную к Вагулу. Одной рукой солдат удерживал «Грею», другой снимал шлем. Длинные волосы цвета стали мягко легли на её спину. Лёгкий взмах ресниц, — и… Вагул узнал эти глаза, похожие на холодные, равнодушные звёзды. Глаза, которые он так любил. Глаза, в которых прежде читалась ответная любовь и боязнь потерять его.

— Лаэри… — простонал он. – Прости…

— Тебе не за что просить прощения, – голос отдающий металлом, не её голос – он принадлежал ей.

— Почему ты не пошла со мной?

— Потому что я поняла одну вещь – мы всегда были вместе, мы умерли вместе, но дальше наши пути расходятся. Это ты должен простить меня.

Её слеза, подобно хрусталю, упав на бетонный пол, разлетелась на тысячи маленьких осколков. В следующий момент пули «Греи» принесли смерть измученному телу Вагула и успокоение его душе.

Читайте также:

Прокомментируете вышенаписанное?

* обозначены обязательные для заполнения поля